Стратегии сознания проявляются в каждом нашем действии. Жизнь наполнена не только радостями, в ней так же есть много негативных проявлений, поэтому в ходе эволюции возникли три стратегии, которые помогают живым существам передавать дальше свои гены. Эти стратегии сознания хороши для выживания в суровых условиях, но в обычной мирной жизни они часто ведут к дополнительным страданиям:

  • Стратегия сознания 1. Обособленность. Стремление разделить то, что на самом деле взаимосвязано. Создание границ и отделение себя от внешнего мира.
  • Стратегия сознания 2. Стабильность. Стремление стабилизировать и зацементировать то, что постоянно изменяется. Поддержание физики и психики в равновесии.
  • Стратегия сознания 3. Цепляние за приятное и избегание боли. Стремление избавиться от боли, рисков и опасностей. Борьба и цепляние за имеющиеся ресурсы и удовольствия.

                                      Стратегии сознания в животном мире.

Стратегии сознания в мире животных работают прекрасно, но намного более развитый человеческий мозг начинает тревожиться о будущем, сожалеть о прошлом, винить себя за настоящее и так далее. Мы умеем страдать не только от реальности, но и от собственных мыслей.
Вспомните что-нибудь неприятное из вашей жизни, прямо сейчас… Давайте на собственном опыте увидим как создаются стратегии сознания….
Почувствовали переживание? Вот это мы и называем «драмой жизни, которую создает эго».
Сейчас, когда вы читаете эти строки ни конфликта, ни потери нет (да, конечно, это было в
прошлом, и многие потери продолжают переживаться и сейчас), но как только вы вспомнили об этом, вы начали снова и сильнее переживать, пере проживать и страдать. Это является одним из механизмов создания стратегий сознания.
Всю эту драму создает эго, поскольку именно оно ответственно за представление об обособленном «Я», которое нуждается. В том числе нуждается в защите от внешнего мира.

стратегии нашего сознанияБольшая часть наших переживаний и проблем действительно созданы нашими стратегиями сознания. Как пишет Рик Хансон (2011):
«В этом факте есть и ирония, и горечь, и очень большие надежды.
Ибо, если мозг может быть причиной страданий, он может быть и их целителем»